Автор статьи:  Михаил Торопов

Этот вопрос важен, чтобы представлять себе, что будет, если изучить язык самому. Окажешься ли ты одним из многих и вступишь с ними в жёсткую конкуренцию, или будешь чувствовать себя вольготно, как рыба в воде, выбирая из целого вороха предложений работы только те, которые тебе максимально выгодны. Да и вообще, интересно оценить место родной страны в глобальной системе лингвистических координат. Что мы представляем собой в плане межнационального общения?

 

За последние пять лет авторитетными российскими организациями проводились два исследования данного вопроса. Они показали схожие результаты. По данным «Левады-центра», на каком-либо иностранном языке более-менее свободно говорят 15% респондентов, по данным ФОМ — 17%. В первом опросе приводятся и дополнительные показатели. Лучше всего знают иностранные языки молодые, хорошо образованные люди из Москвы, а по мере увеличения возраста, понижения уровня образования и более глубокого погружения в провинцию процент знающих языки неуклонно падает. Забавно выглядит пункт о доходах. При повышении их уровня увеличивается и число знающих иностранный язык, достигая максимума (27%) среди людей, позволяющих себе покупать товары длительного пользования, а не только еду и одежду. А вот дальше происходит обвал, и в категории тех, кто может приобретать недвижимость, чужими наречиями овладели только скромные 6% (меньше только среди совсем нищих людей, которым не хватает на еду). Таким образом, верхи и низы восхитительно совпали, наглядно демонстрируя нам качество национальной элиты. Впрочем, выступление министра спорта Виталия Мутко с его легендарным «летц ми спик фром май харт» мы все хорошо помним, так что удивляться нечему. Отдельно стоит отметить зарапортовавшихся сотрудников силовых ведомств, среди которых уровень владения иностранными языками составляет аж 46%. Очевидно, это связано с новыми требованиями к полицейским, которым какое-то время назад даже стали раздавать специальные разговорники, чтобы не позорили Россию перед лицом иностранных гостей. О реальном уровне освоения стражами порядка поставленной задачи можно только догадываться. Среди других профессиональных категорий предсказуемо лидируют независимые предприниматели, управленцы и студенты.

 

Итак, много это или мало, 15-17%? В сравнении с развитыми западными странами, немного. Согласно опросу известного Института Гэллапа, проведённому ещё в 2001 году, каждый четвёртый американец мог изъясняться на каком-то языке помимо английского. Правда, внушительное преобладание испанского подсказывает, что во многом это связано с массовой миграцией в США жителей стран Латинской Америки, но даже с учётом этого американские показатели повыше российских. В Европе же ситуация и того неутешительнее. По состоянию на 2005 год, 56% граждан Европейского Союза знали как минимум один иностранный язык, а 28% — два. Если же взглянуть на конкретные страны, то даже в замыкающих список Ирландии и Великобритании, родной язык которых по совместительству является языком международного общения, иностранным языком владели 34 и 38%% жителей соответственно. При этом стоит отметить, что русский в качестве иностранного в 2005-м знали 6% европейцев — столько же, сколько испанский. Что, безусловно, приятно, но объясняется исключительно притоком в ЕС целого ряда новых членов из Восточной Европы как раз накануне исследования.

 

Если рассматривать конкретные иностранные языки, на которых говорят в России, то абсолютный приоритет здесь отдаётся, разумеется, английскому. По данным ФОМ, его доля составляет 65%, по данным «Левады-центра» — 80%. При этом на втором месте располагается немецкий, в 3-4 раза опережая французский, причиной чему служит долгая история особых отношений России и Германии. Что касается нашего всего, т.е. английского, то число его носителей постепенно увеличивается. Об этом говорят результаты последней переписи населения России. С 2002 по 2010 годы количество людей, владеющих главным европейским языком, выросло на 618 тысяч. Здесь следует указать, что у других языков дела обстоят гораздо хуже. Рост наблюдается только в языковой среде ряда азиатских и кавказских народов, а в целом везде зафиксировано падение, вызванное как общим сокращением российского населения на 2,3 миллиона человек, так и тем, что намного меньше людей стали указывать, какими языками они владеют. В результате число носителей русского языка за восемь лет упало аж на пять миллионов! В этих условиях рост английского выглядит особенно внушительно.

 

По оценкам крупнейшей частной образовательной компании в мире Education First, по уровню владения английским языком Россия выглядит не так уж плохо. По итогам исследования за 2012 год мы расположились на 29 месте в списке из 54 стран, опередив Мексику, Китай и Турцию. Россия отнесена к группе стран с «низким уровнем владения», но отрыв от занимающих низшие позиции в «средней группе» Италии и Франции не столь уж велик. При этом довольно забавно читать рекомендации проводящей исследование шведской компании (Швеция, кстати, в данном рейтинге заняла первое место, что несколько подозрительно, не так ли?), советующей Франции и Италии «больше работать над собой». Как будто настолько развитые в культурном и экономическом отношении страны нуждаются в каких-то советах от кого бы то ни было.

 

Следует признать, что Россия также находится в положении, позволяющем смело игнорировать чужие советы. Иностранные языки здесь знают мало, но из-за огромного объёма внутреннего рынка, который при этом обладает большим потенциалом роста (о чём свидетельствует, например, то, что в 2013 году русский стал вторым языком интернета, потеснив немецкий), знание иностранных языков в нашей стране не является критически важным. Это подтверждают данные опроса, проведённого в 2011 году порталом Superjob среди российских работодателей. На вопрос «Является ли знание иностранного языка преимуществом для соискателя, трудоустраивающегося в Вашу компанию?» однозначно «да» ответили всего 6% респондентов. 33% заявили, что иностранный язык им необходим лишь для отдельных позиций, а 61% — что знание иностранного языка для них в принципе не имеет значения. Конечно, эти данные показывают большую самодостаточность российского рынка и его солидную уверенность в собственных силах.

 

Однако вышесказанное совершенно не означает, что английский не нужно учить. Его МОЖНО не учить и при этом найти какую-то работу, но для людей, нацеленных на достижение чего-то большего, чем просто «пристроиться и успокоиться», это абсолютно необходимо. Во-первых, в 39% российских компаний знание языка всё-таки окажется востребованным, и можно смело предположить, что это не далеко не последние компании и не самые низкооплачиваемые позиции в сравнении с общим уровнем. Во-вторых, находиться в курсе происходящего в мире, будь то бизнес, политика, культура и что угодно ещё, получать свежую информацию из первых рук, а не из пятых-десятых с запозданием в месяцы, а то и годы — без знания английского просто невозможно. Русский язык стал вторым языком интернета с показателем 5.9%, а на английском написаны 54.7% текстов мировой паутины. При этом английский в России знают по-прежнему мало, и бонусы, которые получает человек со знанием английского здесь, чрезвычайно высоки. Шагнуть в современный мир из своего пускай большого, древнего и красивого, но всё же захолустья — стоит нескольких лет работы над собой. К тому же работы приятной, как приятно для человека любое самосовершенствование.

Яндекс.Метрика