Основная трудность при изучении японского языка — сложные правила этикета

Стоит иметь в виду, что кавалерийским наскоком язык не выучить. 15 минут работы день принесут больше пользы, чем всё воскресенье, проведённое за книгами. Ведь язык осваивается не только во время самих занятий — наше сознание и между ними продолжает привыкать «притираться» к новому языку. Именно ежедневные занятия создают эффект «погружения» в язык. Даже очень хорошо усвоенный навык стирается без употребления.

Только погружение в язык поможет обрести то нечто, без которого ни запас слов, ни правила, ни безупречное произношение не приводят к знанию языка. Это нечто — языковая интуиция, непосредственное постижение свойств языка, которые не отражены в правилах, а часто и не могут быть отражены. Интуиция возникает лишь на определённом, сравнительно продвинутом этапе изучения языка как качественный скачок в его усвоении (поэтому говорят, что интуиция «нарабатывается»). Именно она позволяет использовать множество подсказок, которые даёт сам язык В нём нередко встречаются слова, похожие на уже известные, составленные из знакомых частей.

Есть и межъязыковые подсказки — ими служат заимствования из одного языка в другой. Особенно  же интересны внеязыковые, или экстралингвистические, подсказки. Они основаны на том, что язык создаёт образ мира, представляет предметы, события, свойства, а закономерности этого мира позволяют предположить, предсказать события в этом мире. А понимая связь событий, можно догадаться, какими словами эти события названы. Поэтому часто можно понять фразу, зная лишь некоторые из составляющих её слов. Например, иностранец, начавший лишь недавно изучать русский язык, во фразе Кошка поймала мышь обязательно догадается о значении глагола, если знает слова кошка и мышь, поскольку основной «функцией» кошки везде является ловля мышей… В этом случае говорят, что понимание усиливается благодаря интуиции.

«ЛЁГКИЕ» И «ТРУДНЫЕ»

Человек, родной язык которого русский, назовет белорусский язык более лёгким для изучения, чем испанский. А итальянец с ним, пожалуй, не согласится. Овладевая иностранным языком, мы невольно смотрим на него сквозь призму своего родного языка. Если явления в двух языках сходны, это помогает, если различаются, мешает. Русские, говоря по-французски, очень часто употребляют сочетание слов Уоиs savez? Tu sais? («Знаете?»; «Знаешь?») так же, как делают это в родном языке. Но во французском эти выражения не приняты (они более характерны для бельгийцев, тоже говорящих по-французски) и воспринимаются как своеобразный акцент.

Большинство учебников иностранных языков учитывают сходство и различие языков. Так,в  российских учебниках отражены многие типичные трудности и ошибки говорящих по-русски при изучении английского, французского, немецкого и других языков, а во французских учебниках иностранных языков — те трудности и ошибки, которые при изучении иностранных языков свойственны французам, и т. д. Чем лучше человек овладевает иностранным языком, тем меньше будет проявляться влияние родного языка. Овладевая вторым иностранным языком, он будет испытывать влияние ранее изученного иностранного языка, особенно если тот усвоен недостаточно хорошо. Психологи полагают, что люди, плохо знающие первый иностранный язык и начавшие изучать второй, невольно сводят оба языка вместе под маркой иностранного вообще.

Кроме особенностей родного языка необходи­мо ещё учитывать индивидуальные особенно­сти каждого человека. Тот, кому «медведь на ухо наступил», имеет мало шансов хорошо овладеть вьетнамским языком с его музыкальным уда­рением, а человек с плохой зрительной памя­тью замучается с китайскими иероглифами.

Любой язык таит свои подводные камни. Рус­ский ввергает в отчаяние подвижным ударе­нием, английский — коварной орфографией, дагестанский — трудными звуками, японский — сложными правилами речевого этикета. А того, кто долго и старательно изучал чешский язык по приезде в Чехию ждёт потрясение, потому что все вокруг говорят на каком-то совсем другом, неизвестном ему языке: чешский лите­ратурный язык (который зафиксирован в грам­матиках, учебниках и романах) значительно от­личается от разговорного.

Чем больше разница между нормативным (литературным) и ненормативным (разговор­ным) вариантами языка, тем труднее в полной мере овладеть им, ведь изучают обычно язык нормативный, а не разговорный. Иностранец, начавший изучать русский язык, будет озадачен «проглоченными» в разговорной речи гласны­ми и согласными, так что слово говорит пре­вращается в [гр’ит], здравствуйте в [здрас’т’и], действительно в [д’с’ит’на]. В родном языке речь с нарушениями, например речь детей или диа­лектная, вполне понятна и восстанавливается с помощью речевого опыта.

Разговорным тонкостям иностранного язы­ка нужно специально учиться. Здесь особенно полезны художественные фильмы: кино позволяет понять и усвоить те особенности разговорного языка, которые отличают его от письменного языка («проглатывание» отдельных звуков и звуковых фрагментов, изменение слов). Лучше всего записать фильм и посмотреть его несколько раз. Только тем, кто свободно владеет языком и хорошо ориентируется в ситуации, можно позволить себе употреблять ненормативные элементы языка — жаргонные, диалектные, просторечные слова. Иначе (т. е. если вы не вполне владеете иностранным языком, но употребляете, например, жаргонные слова) носителям языка это покажется смешным. Получается, что их нужно знать, но нельзя использовать!

Страны и континенты становятся всё ближе друг к другу. Свой вклад в единство человечества делает каждый, кто готов открыться навстречу другому видению мира, другому языку. Чем больше людей знают языки других народов, тем меньше у каждого шансов оказаться в ужасном положении героя повести В. Г. Короленко «Без языка»: одинокого, отчаявшегося, потерянного в чужой стране.

А если применять знание иностранного языка всё-таки негде? Нет возможности путешествовать, встречаться с иностранцами? Нужно ли его учить? Обязательно нужно: изучая другой язык вы получите уникальную возможность выйти за границы своего языкового видения мира,. посмотреть на свой собственный язык как  бы со стороны и лучше понять его. Великий немецкий поэт и просветитель Гёте заметил: «Кто не знает ни одного чужого языка, не знает и своего собственного».

Чем больше языков человек знает и чем лучше ими владеет, тем богаче его внутренний мир. Ведь каждая культура, каждый язык содержит что-то своё, уникальное. Многие понятия и смыслы так и останутся навсегда неизвестными, если не откроются через другой язык. Древнеримский историк и писатель Квинт Энний Тацит говорил, что у него три сердца, или три души, потому что он умеет говорить по-гречески, по-оскски и по-латыни. А известное латинское изречение звучит ещё категоричнее: Quo linguis quis calet, tot homines valet — «Сколько языков знаешь, стольких человек стоишь».

Авторы статьи: Наталья Голубева-Монаткина, Людмила Петрановская.

Яндекс.Метрика